– Исполинские вековые деревья, укутанные у корней искрящимся на солнце снегом такие величественные… Летом или весной совсем не та картина, правда, ведь, Кри? – спросила Софи у своего друга пеликана, болтая ногами в воздухе, лежа на облаке. – То ли дело, зимой – благодаря снегу каждая иголочка, каждая веточка искриться в лучах солнца как бриллиант. Это так завораживает… Кри, ну Кри, ты чего молчишь? – одернула девочка друга. Сегодня она была в нежно-розовом платье с белым кружевом. – Тебе какой лес больше нравится?



– Мне, Пресветлая, нравится море. – Отозвался, наконец, Кри. – Зачем мы сюда приехали?



– Ну не всё же море смотреть. Иногда необходимо менять обстановку. Ой, смотри, смотри! Волки! – Радостно захлопала в ладоши Софи.



– Нашла чему радоваться… – заворчал пеликан – Волков, что ли не видела никогда? Это за ними мы столько времени по сапфирам вниз?



– Не только. Ну, посмотри какие милые их дети…



– Дожили! Нет, когда ты людей на Тропу ставила это еще полбеды, но теперь ведь, волки… С ними-то ты что собираешься делать?



– Ничего. Ровным счетом ничего, Кри. Только наблюдать. Понимаешь, лес зимой невероятно волшебный. Мне это вдохновение сейчас как
воздух. И волки. Посмотри, какой взгляд у самца – свободный, волевой, сильный. Он свою самку никому не отдаст. Погибнет, но отвоюет. А она, знаешь, что сделает она? Будет всю жизнь одна воспитывать волчат и гонять прочих самцов. У людей по-другому. Особенно теперь. Кто-то забыл, кто-то поддался Ветру Перемен… Даже уходя эта пара шагает с достоинством. Люди часто кричат о том, что они – высшее творение Творца. И что?



– И что? – повторил за ней Кри.



– Они даже пламя Огня поддерживать разучились…. – тихо отозвалась Софи, смахивая слезу. – Зря к ним Прометей ходил. Заветы помнят, а
как пользоваться и что это значит – забыли. Хочу быть волчицей воон того волка: буду заботиться о нем по-волчьи, растить наших волчат… Ты знаешь, что она носит под сердцем двоих волчат? Одного они решили назвать Августом, другую – Кромилла. На другом конце Вселенной их в
гости ждет Кроули. Кроули – Хранитель Весны. У него большущая библиотека и старинный волшебный камин – в нем горит пламя Огня, пламя любви всей вселенной.



– Эк ты размечталась… и отчего же, по-твоему, люди уже не могут любить? И если волки это умеют лучше всех, то для чего ж им тогда Кроули?



– Любить, Кри, умеют все. С тех пор, как спустился Прометей, всё живое подвластно чувствам. Просто чувства и отношения, как огонь, его
необходимо поддерживать всеми участниками события. Иначе он потухнет, – печально отозвалась Софи. – А волки к Библиотекарю просто на чай. Весна же скоро. – Девочка улыбнулась, поднялась со своего облачка и медленно, чувствуя каждый шаг, пошла домой. Пеликану пришлось лететь, изо всех сил махая крыльями, чтобы догнать Волшебницу, несущую в руках ожерелье из снежинок, собранных в лесу за время наблюдения за парой волков.



– Софи, ну постой же, Софи!



* * *



– Кириан, что случилось? Ты уже три луны подряд оборачиваешься назад… – встревожено спросила супруга Сильвиола.



– Ничего, родная, всё хорошо. Просто у меня складывается ощущение, что за нами наблюдают. Это меня злит. – Едва сдерживая желание
разорвать на куски Наблюдателя, попытался успокоить любимую волк.



– Здесь только мы. Хотя… Может Кроули решился покинуть библиотеку?



– Не смеши меня, Ола, Кроули никогда не покинет библиотеку. Он венчан с ней так же, как мы с тобой. Если я когда-нибудь увижу этого
коротышку за пределами его поместья… – Кириан попытался успокоиться. Для него видеть друга за пределами границ библиотеки, было равно узнать об измене Олы. Одна только мысль об этом вводила волка в бешенство и неописуемую ярость.



– Тише, любимый. Иди сюда. Слышишь, как бьются сердца малышей? – мягко заговорила волчица, осторожно остужая гнев будущего отца.



– Сильвия… Ола… Если…



– Я люблю тебя больше всего на свете, Кириан, – прошептала янтарноокая, с нежностью глядя в глаза. – И скорее я умру, нежели
позволю кому-то кроме тебя к себе прикоснуться.

@темы: Сказки Поднебесья, Сказки, Пламя Огня, Околоста, Глава 3